Высокие ноты: какими ароматами пользуются королевские особы и где их купить

Власть и парфюмерия живут в гармонии со времен фараонов. Древнеегипетские жрецы — первые в истории парфюмеры — делали ароматные мази из фруктовой мякоти, благовонных смол и редких пряностей и умащивали ими своих владык. Подобные смеси включали сотни ингредиентов и стоили целое состояние — но легкость, с которой правитель бросал деньги на ветер, лишь подчеркивала его статус. Царица Хатшепсут так любила мирру, что отправила весь свой флот в Пунт (современный Сомали) за ее саженцами, а Клеопатра буквально купалась в благовониях кифи: в литературе есть свидетельства о божественном пряном аромате, тянувшемся по морю за ее кораблем.

Придворный парфюмер — звание почетное и весьма древнее: у персидского царя Дария III, жившего в IV веке до н. э., их было четырнадцать, не считая полусотни мастеров, ответственных за плетение благоуханных цветочных гирлянд. Однако по-настоящему роман парфюмерии и королевской власти расцвел во Франции. На деньги короны Симон Барб, официальный «нос» Людовика XIV, в 1693 году издал книгу Le Perfumeur Français («Французский парфюмер»), в которой — первым в своей профессии — подробно описал душистое ремесло. В Версале таланты Барба были нарасхват: помимо изготовления духов, помад и пудр в его обязанности входила, например, ароматизация всех фонтанов в дворцовом парке. Барб, как большинство парфюмеров своего времени, нередко заходил на территорию медицины: в том же трактате есть один из самых ранних рецептов знаменитой лечебной Eau de Hongrie («венгерской воды») на основе розмарина. Согласно легенде, ее преподнес страдающей от подагры венгерской королеве Эржебет то ли странствующий монах, то ли придворный алхимик, после чего она не только излечилась, но и помолодела. Свои версии венгерской воды сегодня предлагают многие марки, правда, с рецептом из трактата современная парфюмерия обращается вольно: Eau de Hongrie французского бренда Fragonard пахнет лавандой, жасмином и ландышем, Bouquet de Hongrie Parfums BDK — черной смородиной и розами, Eau de Hongrie Viktoria Minya — медом и токайским вином.

История с интерпретацией духов Марии-Антуанетты еще более путаная. Любимый аромат последней хозяйки Версальского дворца, утопившей французский двор в роскоши, пытаются воспроизвести многие марки, но есть несколько проблем. Королевский парфюмер Жан-Луи Фаржон оставил после себя множество формул, а документа, который однозначно утверждал бы: вот духи, которыми Мария-Антуанетта пользовалась каждый день, — не существует. К тому же технологии XVIII века не позволяли сообщать аромату те же стойкость, шлейф и «парфюмерность», каких от него ждут сегодня.

В 2011 году старинный французский Дом Lubin выпустил композицию Black Jade. Основатель марки Пьер-Франсуа Любен был соседом, а с 1784 года — и подмастерьем Фаржона. С началом народных волнений королева переехала из Версаля в Тюильри, где фактически жила под домашним арестом, но продолжала получать душистые посылки — их доставлял как раз Любен. Так у него оказалось множество формул и образцов, которые до сих пор хранятся в архивах марки. Пышный цветочный Black Jade — талантливая реконструкция одного из них (автором духов честно указан Фаржон). Пахнет она любимыми цветами опальной королевы: розой и жасмином, а также колониальными пряностями и древесиной — корицей, ванилью, сандалом.

Духи Марии-Антуанетты — вообще первое, что вспоминают, когда речь заходит о «королевской парфюмерии», однако были у королевы и не менее изысканные предшественницы. Например, флорентийка Екатерина Медичи, супруга Генриха II. После свадьбы она привезла с собой во Францию целый штат придворных — в том числе личного парфюмера (и, возможно, персонального отравителя) Рене Бьянки — и любимый одеколон, Acqua della Regina («королевская вода»). Его и сейчас производит флорентийская марка Santa Maria Novella, только теперь он называется Acqua di Colonia. Чем же пахнет королевская вода? Нероли, бергамотом, лимоном, лавандой, петигреном, розмарином и гвоздикой — этот пряный, слегка аптечный аромат создает ощущение чистоты, бодрости и здоровья. Духи для работы, а не для соблазнения и неги: по словам ее биографа, Екатерина Медичи была женщиной деятельной и властной, едва ли не самой могущественной в Европе того времени.

В наши дни королевского внимания тоже достаточно, чтобы повысить ценность композиции. Так, все, на чем задерживается внимание британской королевской семьи, тут же переходит в разряд sold out. Так было со скромными белоцветочными духами White Gardenia Petals маленькой английской марки Illuminum, которые выбрала для своей свадьбы Кейт Миддлтон, и со свечами Jo Malone, подсветившими венчание принца Гарри и Меган Маркл. Меган, кстати, по ее словам, верна одеколону Wild Bluebell. А вот ее величеству Елизавете II приписывают множество парфюмерных привязанностей, но чаще всего — роман с White Rose старейшей британской марки Floris. Этот аромат можно описать как холодную, слегка отстраненную розу с фиалкой и тонкой пудрой (ароматы этого бренда, к слову, предпочитает и главный шпион всех времен Джеймс Бонд). Но вообще спекуляции на тему «любимых духов королевы» (о какой бы венценосной особе ни шла речь) — неисчерпаемый источник домыслов для желтых сайтов и маркетологов. Дамы из прошлого уже ничего не смогут им возразить. А те, кто здравствует, редко выступают с официальными опровержениями — не позволяет статус.

Версальская история
В 2004 году Франсис Кюркджян получил предложение от Версальского дворца создать аромат M. A. Sillage de la Reine («По следам королевы»). «М. А.» — это, конечно, Мария-Антуанетта, и парфюмер проделал огромную работу, чтобы отразить ее предпочтения (королева обожала ирис, розу, жасмин, флердоранж и тонкинский мускус). В 2005-м Sillage de la Reine вышел ограниченной серией в тысячу экземпляров, а средства от его продажи пошли на покупку у частного коллекционера дорожного сундука Марии-Антуанетты для Версальского дворца. Наработки, сделанные в 2004-м, Кюркджян использовал в 2019 году для аромата L’Eau à la Rose с розой сентифолией — именно с нею в руке Мария-Антуанетта изображена на скандальном портрете 1783 года кисти Элизабет Виже-Лебрен. Почему скандальном? Потому что королева без парика, без драгоценностей и не в парадном платье. Кюркджян говорит, что именно это сочетание интимности с царственностью и послужило источником вдохновения при создании очередной версии духов в стиле Марии-Антуанетты.


Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий