Стилевые клише в моде: Как разработать «живой» стиль, а не костюм для телешоу?

Желая не отставать от моды, быть в тренде, быть яркими, заметными и ультрасовременными, многие девушки с дотошностью букиниста листают глянцевые журналы, копируя образы моделей и пополняя ими свой гардероб. Однако им невдомек, что идеально воссозданные стилевые клише и то, как выглядит живой человек в реальной жизни, – две грандиозные разницы. Для того чтобы понять, чем они различаются, стилист Роман Медный советует изучать не только детали костюма, выполненного в конкретном стиле, но и эпоху, в которую этот стиль возник. О том, как оставаться модной, но, в то же время, не походить на безжизненный манекен с витрины магазина luxuary-бренда, рассказывается в этой статье.

Откуда берутся стили?

Когда мне нужно проиллюстрировать какое-нибудь стилевое клише (я употребляю именно этот термин, потому что понятие «стиль» слишком общее), и начинаю гуглить, мне начинает казаться, что я изобрел машину времени. К примеру, если забить в гугле термин «smart casual», вам нет-нет, да попадется человечек в очках с толстой черной оправой из дохипстерской эпохи, а то и вовсе кардиган или жилетка поверх белой рубашечки. Особенно грешат блогеры и шоперы. Иногда, встречая очередную «ученицу» Александра Васильева, я просто поражаюсь, зачем они до сих пор вяжут тонкие поясочки поверх цветных кардиганов на пуговичках, и называют это ледилайком. После изобретения этого приема рисовать талию мир увидел диско, рок, панк, минимализм, новый виток гламура, а они по-прежнему свято верят в то, что это актуально.

Проблема в том, что работники моды часто забывают о том, что мода вырастает из социального контекста. Они восторгаются стилевыми клише, придуманным Шанель, и как мантру повторяют «маленькое черное платье», при этом считая, что это она изменила мир, а не мир породил ее. Шанель была типичным явлением своего времени. Не она первая догадалась укоротить платье, не она первая отказалась от корсета, не она первая начала использовать джерси и сделала свитер элементом женского гардероба. Просто она работала в люксовом сегменте, и инвесторы, вложившие в нее деньги в 60-х, сделали все для легендаризации личности, затмив таким образом десятки, или даже сотни дизайнеров, разрабатывавших то же направление, но, что было логично, в более дешевом сегменте.

Но уже к 80-м стало ясно, что стилевые клише, возведенные в абсолют стиля и лишенные свежести, нежизнеспособны.

Дизайнеры дома умудрялись даже в «тенденциях» выглядеть старомодно. Лагерфельд не устает напоминать, что когда он начинал заниматься домом Chanel (а это было предприятие на грани банкроства, за которое никто не хотел браться), он взял и пропитал стиль Chanel иронией. Эта мошенница прославилась тем, что продавала искусственный жемчуг по цене настоящего. Лагерфельд тоже смог продать резиновые кроссовки по цене туфель из крокодиловой кожи. Его часто обвиняют в том, что он уничтожил дух дома, но фактически он смог оживить труп. Любое стилевое клише нуждается в адаптации, в интерпретации согласно духу времени.

Или взять, к примеру, LadyLike, королевами которого, бесспорно, являются Жаклин Кеннеди-Онассис и Грейс Келли. Обе воображули – сливки американского мещанства. Первое поколение нуворишей отличается пронырливостью и прямотой, они не боятся замарать рук и при этом не особо пытаются скрывать свое народное происхождение. Главным предметом гордости считается тот факт, что они всего добились сами. Своих детей они любят не холодной аристократической любовью, а искренней народной, и желают для них лучшей доли. Поэтому нанимают им всех возможных преподавателей хороших манер, а потом отправляют в хороший колледж. Дети усваивают манеры, но при этом придерживаются той же философии, что и родители. Они гордятся не своим происхождением, как аристократия, а тем, чего они смогли добиться. И Бувье (Жаклин Кеннеди), и Келли – леди не по натуре, а по воле. Поэтому они с лихвой заткнули всех аритократок за пояс – им нужно было добиться права называться леди, показать всем, что они самые «ледистые» из леди. И стиль их не типичен для «ледистого» времени, он лишь подобен.

И когда речь заходит о современном ледилайке (ladylike), нет смысла ориентироваться на 60-е, с того времени много воды утекло, и то, что тогда было ультрановым, сейчас покрылось пылью. Нужно понимать контекст и переносить его в современность. Только так можно создать живой образ, а не костюм для телешоу об идеальной домохозяйке.

То же самое и со смарт-кэжуалом (smart casual). Это сейчас все молятся на нестандартные бизнес-стратегии и рассказывают о чудачествах управленцев, устанавливающих в офисе теннисные столы и угощающих всех сотрудников смуззи из фейхоа. А в начале 90-х самые большие деньги были в инвест-бизнесе. И с дресс-кодом там было очень жестко. Молодежь, которая хотела покорить мир, не создавала вычурные стартапы, как сейчас, а делала карьеры в гигантских финансовых компаниях. Когда человек постоянно носит костюм, у него все подстраивается под костюм – и осанка, и пластика, и вкус.

Смарт-кэжуал – стиль, вышедший из привычки носить костюм. Элегантным он может быть только у того, кто хорошо умеет носить костюм, а не сам по себе. Оттого и выглядит так криво на многих современных мужчинах сочетание пиджак плюс джинсы. Они просто не умеют носить пиджак.

Для постижения каждого клише нужно понимать логику его развития, а не просто пытаться скопировать картинку. И стилисты должны учитывать это, особенно работая с живыми людьми. А уж тем более нужно принимать этот момент во внимание, если вы ведете самостоятельную работу над стилем. Перед тем как следовать тому или иному клише, не поленитесь собрать больше информации, чтобы почувствовать идею, а не только форму!


Оставить комментарий


Реклама в Смоленске, создание и продвижение сайтов